Сергей Сергеевич Корсаков: гуманистические традиции в психиатрии - фото

Дополнительная подготовка медицинских работников по COVID-19

Перейти в раздел
7 из 10 врачей НЕ ЗНАЮТ что делать с баллами НМО.
Получите нашу бесплатную инструкцию и узнайте как правильно регистрировать баллы на портале!
Сергей Сергеевич Корсаков: гуманистические традиции в психиатрии - кадр

Сергей Сергеевич Корсаков: гуманистические традиции в психиатрии

Длительность прочтения: 8 мин.
Сергей Корсаков — один из выдающихся русских врачей-психиатров, стоявших у истоков нозологической классификации в психиатрической практике. Вместе со своими коллегами он основал в Москве психологическую лабораторию, в которой врачи проводили уникальные научные эксперименты. Не менее известная Алексеевская больница для психически больных тоже была основана Корсаковым и его коллегами, равно как и научно-исследовательский институт, сейчас носящий имя В.П. Сербского. Раньше это был Центральный полицейский покой.

Детство и студенческие годы

Родился будущий врач 03.02.1854 г., место рождения — Владимирская губерния (Гусь-Хрустальный). Тогда это был промышленный посёлок. Мальчик получил прекрасное воспитание в большой и дружной семье. Под управлением его отца, Сергея Григорьевича Корсакова, находились крупные имения и фабрики, которыми владел И.С. Мальцев. У матери, Акилины Яковлевны, было хорошее образование, она отличалась особенной чуткостью и добрым нравом.

Году обучения в гимназии оказались для Сергея Корсакова непростыми, так как семья стала испытывать материальные затруднения. С 11-летнего возраста мальчик самостоятельно зарабатывал деньги с помощью частных уроков другим ученикам. Тем не менее, даже такая нагрузка не помешала ему самому образцово учиться и в 1870 году окончить гимназию с отличием. После этого молодой человек сразу же поступил на медицинский факультет при Московском университете, также окончив его с отличием весной 1875 года.

Ординатура в психиатрической больнице и первые шаги в психиатрии

Korsakov_SS.jpegОсенью того же, 1875 года молодой специалист С.С. Корсаков становится ординатором в Преображенской психиатрической больнице, а затем — уездным врачом и лекарем. В 1876 году, летом, он получает возможность провести 28-дневный отпуск в деревне, а заодно и поправить своё финансовое положение. Сергея Сергеевича пригласили присмотреть за графиней С.И. Татищевой, страдавшей серьёзным психическим расстройством. Для начинающего врача это оказалось прекрасной возможностью изучить условия, жизнь и поведение психически больного человека дома, а не в стационаре. Вероятно, именно благодаря этому случаю у Корсакова и возникла идея о том, что условия, в которых пребывают психически больные, находясь в стационарах, должны быть максимально приближенными к атмосфере нестеснённости и домашнего уюта.

В октябре 1876 г. Корсакова по ходатайству А.Я. Кожевникова, заведовавшего тогда кафедрой психических болезней, избирают в качестве внештатного ординатора в 1-й клинике неврологии при Московском университете. Он начинает писать докторскую диссертацию. В качестве темы для обширной работы он выбрал алкогольный паралич, однако защиту диссертации ему пришлось отложить на целых 11 лет.

Заведующий клиникой

В 1881 году С.С. Корсаков начинает трудиться в двух медицинских учреждениях одновременно: в Преображенской больнице для умалишённых и в частной клинике у своего коллеги, психиатра А.Ф. Беккера (Красносельск). Когда Александр Фёдорович умер, Корсаков взял на себя обязанности заведующего клиникой, помогая его овдовевшей супруге до конца своих дней. В 1883 году Сергей Сергеевич становится коллежским асессором.

История российской медицины до появления на её арене С.С. Корсакова не знала случаев, когда одному человеку в течение 13 лет удалось бы провести научные исследования в таком количестве, как он. Корсаков прочёл огромное число докладов и, несмотря на сильную загруженность, в конце концов, защитил докторскую диссертацию. Что касается его новейших методов клинического подхода к терапии и реабилитации психически больных, именно их, пожалуй, следует считать одним из его главных достижений.

Гуманистические традиции и система нестеснения

Корсаков стал внедрять в психиатрическую практику гуманистические традиции, в полной мере соответствовавшие его личным философским взглядам, формировавшимся с ранней юности. Он считал, что любой пациент — это не безликий «номер», а личность, которую лечащий врач обязан хорошо знать, более того, изучать постоянно. Именно Корсаков стал основоположником и автором так называемой «идеи нестеснения», вызывающей множество дискуссий и среди современных врачей. Тем не менее, к её практической реализации российские специалисты подошли куда более успешнее и быстрее, чем их западные коллеги.

Важно помнить о том, что в XIX веке психотропных препаратов ещё не существовало, так как фармакологическая промышленность ещё не набрала своих оборотов. О нейролептиках, антидепрессантах и транквилизаторах врачи ещё не знали, хотя им постоянно приходилось заботиться о тяжелейших больных, которые часто поступали в клиники прямо с улиц. Многие из них были крайне возбуждены, агрессивны и опасны. Тяжёлые пациенты неоднократно пытались покончить жизнь самоубийством. Иными словами, психиатрия в то время была «непрофильтрованной», и специалисты постепенно смирились с тем, что в психиатрических больницах в любую минуту может произойти какое угодно несчастье. И вот на этом, казалось бы, безнадёжном фоне, происходит рождение и успешное практическое внедрение системы нестеснения.

Безусловно, С.С. Корсаков, как психиатр-практик, отличался не только добротой и гуманистическими взглядами, но и высочайшим уровнем профессионализма. Это и помогло ему в организации настоящего прорыва в способах терапии душевных расстройств. В скором времени под влиянием Сергея Сергеевича другие доктора отказались от использования смирительных рубашек, верёвок и других, порой жестоких способов усмирения пациентов. Изоляторов тоже не стало, решётки с окон клиник были сняты. На окнах стали появляться занавески, а палаты оборудовали мягкой уютной мебелью. Стены украшали картинами — словом, прилагали все усилия к тому, чтобы, проходя лечение в клинике, больные чувствовали себя как дома.

При этом речь шла не только о внешнем уюте и красоте заведений, но и о глубинной, душевной составляющей лечения и отношения врачей к пациентам. Корсаков даже допускал возможность выполнения их прихотей (конечно, если они были безобидными и не входили в противоречие с планом лечения и режимом больничного учреждения). Сергей Сергеевич искренне полагал, что врач должен стать для пациента не просто «лекарем», но и другом, который всегда сможет оказать ему поддержку. Даже на современном этапе подобное отношение иногда кажется невероятным.

Известный факт: во время практики Корсакова психически больные почти перестали сбегать из клиник, накладывать на себя руки или «проворачивать» очередное ЧП. Никого не привязывали к кровати и не помещали «за семь замков». Вход и выход пациентов был абсолютно свободным, а количество больничного персонала стало минимальным. Такую ситуацию почти нереально представить даже сейчас. Особых страховочных методов тоже не применяли, стараясь максимально вовлечь больных в деятельность и в процессы общения с целью преодолеть чувства одиночества и безысходности. Для пациентов постоянно устраивали интересные мероприятия в виде игр, концертов, спектаклей, в которых они всегда были готовы принять участие.

Создавая свои научные труды, С.С. Корсаков применял к этим методикам чёткую сухую формулировку, обозначив её как «систему морального влияния на больных». После его кончины трудно было найти врача, сутками пропадавшего в клинике и не имевшего выходных.

Он очень редко вёл «официальные» приёмы пациентов у себя в кабинете. Часто местами для непринуждённых разговоров с подопечными становились коридор, палата или игровое помещение. Как только Корсаков подходил к больному, человек мгновенно успокаивался, даже если перед этим находился в состоянии возбуждения или агрессии. Гипнотическое воздействие? Вовсе нет: всего лишь любовь к страдающим пациентам, которая заявляет о себе без лишних слов, оказывая на психику огромное положительное влияние.

Сергей Сергеевич всегда старался приобщать больных к трудотерапии и искусству. Известно, что в психиатрическую клинику, к сожалению, часто попадают одарённые и даже гениальные люди: многим из них чрезвычайно тяжело всю жизнь находиться «на грани».

Patsientki-Preobrazhenskoi-bolnitsy-vrusskiymir.ru-komnate-dlya-rukodelii-.-Konets-XIX-veka.jpeg

Научные труды Сергея Корсакова

Что касается выдающихся работ С.С. Корсакова, среди них следует особенно отметить труд о полиневротическом психозе, возникающем у алкоголиков в результате полиневритов. Именно эта работа положила начало новой эпохи в психиатрической практике, так как определила нозологическую направленность при изучении и классификации расстройств психики. Благодаря Корсакову в психиатрию ввели комплексное понятие «синдром», включающее сложный симптомокомплекс, характерный для того или иного заболевания.

В 1890 году Сергей Сергеевич публикует работу, посвящённую болезненным расстройствам памяти и способам их диагностики. Он выделил интересную патологию, при которой у пациентов был нарушен процесс запоминания вкупе с пространственно-временной ориентировкой и обманами памяти.

В 1897 году в Москве состоялся 12-й международный съезд врачей-психиатров. Со стороны профессора Жолли (Берлинский университет) поступило предложение о том, чтобы полиневротический психоз, открытый и описанный Корсаковым, получил наименование «корсаковского». Предложение доктора Жолли было принято.

Под корсаковским психозом понимают состояние, когда пациент забывает события, произошедшие с ним буквально минуты назад. Например, если он отходит от стола, за которым только что обедал или играл в шахматы, он уже утверждает, что не было ни игры, ни еды. У «корсаковских» больных почти не нарушены двигательные навыки (привычки, которые принято называть автоматическими, выполняемыми человеком бессознательно). Другие формы памяти у них страдают не столь выраженно, как временная память.

Будучи настоящим учёным по призванию, С.С, Корсаков оставил после себя не менее знаменитых и выдающихся последователей своего дела — П.Б. Ганнушкина, В.П. Сербского, Н.Н. Баженова и других.

Последние годы жизни и смерть

К сожалению, ему не посчастливилось прожить долгую жизнь. У Сергея Сергеевича была отягощённая наследственность, выразившаяся со временем в склонности к полноте и ожирении. Часто люди, которые жили с ним по соседству, могли наблюдать из окон печальную, но трогательную картину: тяжело дышащий профессор медленно и с трудом передвигается по Никитской улице, опираясь на большую трость. На перекрёстке он останавливается в ожидании извозчика. Как только городовой замечает его появление, он сразу начинает громко свистеть, тем самым подавая сигнал извозчику, задремавшему на своих козлах. Мгновенно сорвавшись с места, извозчик, притормозив, ловко помогает грузному доктору забраться в пролётку — и Сергей Сергеевич отправляется к своим пациентам.

Несмотря на ухудшающееся состояние здоровья, С.С. Корсаков тщательно готовился к международному врачебному съезду, состоявшемуся в столице в 1897 году. Он переписывался с учёными из разных стран, разрабатывая программу съезда, принимал участие во встречах гостей. Культурная программа съезда тоже была разработана и проведена под его руководством.

В июне 1898 года у С.С. Корсакова выдался долгожданный отпуск, однако в дороге у него сильно заболело сердце. Коллеги-врачи констатировали сердечный приступ. Отлежавшись, Корсаков возвратился в столицу, где ему был поставлен диагноз ожирения сердца. Спустя месяц приступ случился во второй раз, что заставило доктора отказаться от практической работы со студентами. Ею стал заниматься В.П. Сербский. Летом 1889 г. Корсаков отправился в Вену, чтобы проконсультироваться с зарубежными врачами. При обследовании оказалось, что он уже давно страдает гипертрофией сердечной мышцы по причине ожирения и прогрессирующего миокардита. Санаторно-курортное лечение в Рогаце Сергею Сергеевичу, увы, не помогло, и 4 мая 1900 года он умер. Кстати, смерть дедушки, отца и дяди доктора Корсакова тоже произошла по причине болезней сердца и сосудов.

Местом захоронения С.С. Корсакова стал Алексеевский монастырь в Москве. Несмотря на то, что жизнь его оказалась короткой, психиатр успел получить заслуженное признание практически во всём мире благодаря своему самоотверженному труду и новаторским гуманистическим идеям.

Нравится материал?

Сергей Сергеевич Корсаков: гуманистические традиции в психиатрии - фото
Комментарии к статье 0